Дети-эпилептики могут остаться без важного препарата

Общество

[ad_1]


Родители детей-эпилептиков бьют тревогу: на лекарственном рынке возник дефицит противосудорожного средства «Суксилеп», а производить свой аналог Россия начнет только в следующем году. Эксперты рассказали о том, что привело к дефициту препарата и как можно было бы решить эту проблему.
«Летом мы зафиксировали резкий рост обращений родителей наших пациентов по поводу препарата «Суксилеп», — рассказал «Газете.Ru» Антон Яремчук, гендиректор горячей линии для родителей тяжелобольных детей «Верное направление». Эта организация помогает пациентам в разрешении сложных ситуаций с лечением и лекарствами в случаях, когда проблема выходит за рамки госгарантий медпомощи.
Попали в пересменку
«Суксилеп» несколько лет назад был внесен в список ЖНВЛП, то есть «Жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» — на него установлена предельная цена в 1699 рублей, которая стала невыгодной производителю. Как пишет РБК, фармкомпания Bayer еще в 2013 году прекратила его поставки в Россию и объявила об этом официально, а в марте завозить препарат в нашу страну прекратил нынешний держатель патента — «Мибе ГМБХ Арцнаймиттель».
По словам обратившихся в фонды родителей, невозможно достать и зарубежные аналоги с тем же действующим веществом — «Заронтин» и «Петнидан». Оба препарата на данный момент не имеют регистрации в России.
Российский производитель, компания «Мосфарма», получила в июле нынешнего года лицензию на создание дженерика — препарата с тем же действующим веществом, но отечественного производства. Проблема в том, что его производство компания начнет только в первом квартале 2022 года, когда закончит клинические испытания лекарства.
«Очевидно, потребители этого препарата попали в «пересменку», — рассказал Яремчук, имея в виду почти полугодовой разрыв между окончанием поставок зарубежных препаратов и началом производства российских. — Слава богу, нашелся благотворительный фонд «Предание», который выделил средства на удовлетворение срочной потребности в препарате».
О какой именно сумме шла речь, Яремчук не сказал. Отказались от любых комментариев и в «Предании».
Как это (не) работает
«В случае с эпилепсией взаимозаменяемость препаратов низкая, — рассказывает врач-невролог Василий Генералов, — замена препарата аналогична его отмене». А это значит, что у ребенка-пациента могут снова возобновиться приступы, и эффект от длительного лечения может быть в значительной мере нивелирован. «Суксилеп» — далеко не первый противоэпилептический препарат, который исчезает из оборота, напоминает доктор.
Он вспоминает историю двухлетней давности с незарегистрированным в России противосудорожным препаратом «Фризиум»: попытка ввезти его на территорию страны едва не закончилась уголовными делами о контрабанде психотропных веществ для двух семей.
Ситуация с этим препаратом изменилась только после вмешательства президента Владимира Путина («Фризиум» получил регистрацию в России), говорит эксперт, и то ненадолго.
«Части детей его сейчас выдают бесплатно. В аптеках препарат так и не появился», — жалуется Генералов. Таможня продолжает «просвечивать» посылки и изымать любые противосудорожные препараты, которые приходят в Россию из-за границы, отмечает врач.
По его мнению, запасным каналом обеспечения на время «пересменки» закупка препарата непосредственно за границей быть не может — к тому же возможность перемещаться через границы с началом пандемии почти исчезла. «Кто попрозорливее — создал собственный запас», — отметил Генералов.
«У нас нет вообще ни одного ведомства, которое отвечало бы за лекарственное обеспечение, — сообщил глава Лиги защиты пациентов Александр Саверский, — закупкой занимается Минздрав, производством — Минпромторг». Кроме того, указывает эксперт, в субъектах РФ этот вопрос часто спускается на уровень региональных минздравов, в результате чего ситуация на местах может стать совсем плачевной.
Саверский указывает на проблему со списком ЖНВЛП — точнее, с присутствием в нем «Суксилепа» и других препаратов на основе этосуксимида. «Государство ставит производителей в невыгодные условия, устанавливая предельную цену — как будто говорит, мол, вот тебе цифра, крутись как хочешь», — считает он. Куда выгоднее для обеих сторон было бы выяснить реальную клиническую потребность в препаратах, заключить контракт на несколько лет и потребовать у производителя скидку за «крупный опт» — тогда и лекарства стали бы дешевле для потребителя, уверен эксперт. Для этого необходимо вести мониторинг потребности населения в этом препарате, указывает Саверский.
По его словам, уже разработаны закон и Стратегия лекарственного обеспечения населения, предусматривающие такое планирование, однако они так и лежат «на полке» уже несколько лет.
Своевременному обеспечению лекарствами пациентов мешает и зарегулированность на уровне медучреждений, в частности — занимающихся лечением людей с эпилепсией, добавляет врач Василий Генералов. Противосудорожные препараты относятся к категории сильнодействующих, но еще недавно часть на них можно было выписать простым рецептом.
«Сейчас же на все, что действует сильнее валерьянки, нужно выписывать номерной, — рассказывает он. — А это означает, что нужно заводить специальный журнал, куда заносить множество данных и нанимать специального человека, который его вел бы».
И в любой момент ждать проверку, которая гарантированно придет в любую клинику, выписавшую сильнодействующий препарат по номерному рецепту, дополняет врач. «В результате я уже не знаю, чем мне лечить больных», — жалуется Генералов.
Потребность в препарате на данный момент Минздрав оценивает в 24 тыс. пачек, сообщает РБК. Минпромторг заявил, что вместе с Министерством здравоохранения предпринимаются меры для «оперативного обеспечения» россиян «Суксилепом».

[ad_2]

Источник

Читать так же:  Оперштаб: 19 238 новых случаев коронавируса выявили в РФ за сутки
Оцените статью
Новостной портал Болгара