Как пищевые добавки делаются из грязных человеческих волос, и откуда берутся почки для пересадки богатым американцам

События в мире


В нашем мире человеческое тело давно превратилось в товар

Фото: Shutterstock

Как подсчитал автор, здоровое и молодое человеческое тело можно продать за 250 000 долларов — разумеется, по частям.

Истории про людей, которые завещали части своего тела науке, часто становились поводом для шуток. В комедии Георгия Данелия «Тридцать три» герой Евгения Леонова продает свой уникальный череп с 33 зубами музею за 60 рублей. В старой миниатюре Comedy Woman пьяная актриса в исполнении Марины Федункив пытается завещать все свои органы НИИ и сама составляет прейскурант: «Локоть — 2200, тазобедренная кость — 27 300, шея — 350 рублей килограмм»…

Но, между прочим, в этих шутках много правды. Журналист Скотт Карни, например, всерьез оценил свое тело (тело здорового и молодого мужчины) в 250 000 долларов. Это общая сумма, которую можно выручить, если продать его кровь, кости, волосы, роговицы, сухожилия, а также сердце, печень, почки и прочие внутренние органы.

В нашем мире человеческое тело давно превратилось в товар. И рынок, на котором его части расходятся для трансплантации или иных целей, Карни называет «красным» — по аналогии с «черным», «серым» и «белым» рынками.

В книге Карни «Красный рынок: как устроена торговля всем, из чего состоит человек» есть и истории о пересадке органов, и рассказы о суррогатном материнстве, и о донорстве яйцеклеток… Мы выбрали несколько сюжетов — причем еще не самых душераздирающих.

ЧЕРЕПА ПАХНУТ ЖАРЕНОЙ КУРИЦЕЙ

Человеческие скелеты, целиком и по частям, действительно необходимы науке. Прежде всего — для обучения студентов. Будущим стоматологам нужны настоящие черепа с настоящими зубами, специалистам по заболеваниям костей — полные наборы этих самых костей, ну и так далее. У крупных почтенных университетов уже давно есть в запасе необходимые для изучения кости, но по всему миру открывается и развивается много новых медицинских вузов, которые тоже ищут учебные пособия. И ничего с этим не поделаешь: пластмассовые копии скелетов, которые пытаются выпускать некоторые фирмы, пока очень несовершенны в сравнении с натуральным материалом.

Уже к XIX веку человеческие кости и плоть были в дефиците: в Англии, например, процветали расхитители гробниц, выкапывающие свежие трупы (на кладбищах случались схватки между скорбящими родственниками и студентами-мародерами, спешившими пополнить «труппу» анатомического театра). В США вошли в моду тяжеленные бетонные надгробные памятники, из-под которых было трудно выкопать покойника, а еще кладбища обносили стенами, нанимали сторожей и даже устанавливали на могилы сигнализацию. В Шотландии нашумела история Берка и Хэйра — преступников, которые убивали постояльцев принадлежавшего Хэйру пансиона и продавали их тела Эдинбургскому университету по 10 фунтов штука (их жертвами стали минимум 17 человек).

Постепенно скелеты стали искать в британских колониях. Главным поставщиком костей стала Индия, и там это серьезный бизнес уже на протяжении 170 лет. В 1984 году оттуда экспортировали 60 000 (!) скелетов и черепов. И для этого там активнейшим образом грабили кладбища. При этом американцы, получавшие скелеты, старались особо не задумываться об их происхождении: главное, скелет в Америке в середине 80-х можно было купить за какие-то 300 долларов (сегодня, с учетом инфляции, это было бы примерно 750 долларов, или 55 000 рублей). Студенты-медики из состоятельных семей вполне могли позволить себе персональные скелеты.

Читать так же:  Пушков рассказал, как президент Эстонии «подложила свинью» Украине | В мире | Политика

А в 1985 году разразился жуткий во всех смыслах скандал: арестовали торговца костями, который пытался вывезти из страны полторы тысячи детских скелетов. Возникло предположение, что детей специально похищали и убивали, чтобы эти скелеты получить. Был принят закон о запрете экспорта человеческих органов, в том числе костей.

И… привело это только к тому, что цена на скелеты резко взлетела. Их по-прежнему вывозят из Индии, только уже не в таких астрономических количествах. Полиция борется (или делает вид, что борется) с этим промыслом, но, как пишет Карни, «фабрики костей работают вовсю». Один из крупных воротил на этом рынке «похищал тела с кладбищ, из моргов и даже с погребальных костров: он вытаскивал труп из огня, как только семья удалялась. На него работало с десяток людеи , которые занимались очисткой костей от плоти и заготовкой». За работу он платил 1 доллар 25 центов (то есть примерно сто рублей) в день.

А как обрабатывают трупы? «Сначала заматывают в рыбацкие сети и опускают в реку, где бактерии и рыбы обгладывают их до костей и кашицы примерно за неделю. Затем работники отчищают кости и вываривают их в смеси воды с едким натром, чтобы растворить оставшиеся частицы плоти. Остаются только кости с желтым налетом. Чтобы довести их до медицинской белизны, кости оставляют на неделю на солнцепеке, а затем вымачивают в солянои кислоте». Полицейские показали Карни целую сотню конфискованных черепов (которые, как он сообщает, «пахнут жареной курицей») — но понятно, что это была капля в море.

ПОЧКА ЗА 800 ДОЛЛАРОВ

Всем известны городская легенда о человеке, который познакомился с красивой женщиной, решил провести с ней ночь, потом внезапно отключился из-за подсыпанного в вино снотворного, а наутро очнулся в ванне со льдом, со свежим шрамом и запиской «Спасибо за почку!»

На самом деле почки для пересадки добывают более прозаическими способами. Как пишет Карни, «международная камарилья врачей и коррумпированных чиновников мало-помалу превращает трущобы Египта, ЮАР, Бразилии и Филиппин в подлинные фермы органов. Грязныи секрет этои торговли состоит в том, что в продавцах обычно нет недостатка».

В Америке примерно сто тысяч больных людей ждут пересадки почки. То есть в основном ждут, когда умрет человек, который станет их донором. Но куда дешевле сделать пересадку за границей, и операция пройдет успешнее, если пересадить орган от живого донора (напомним, человек вполне может жить с одной почкой, а вторую пожертвовать или продать). На помощь приходят, например, те же индийцы.

Читать так же:  Гутерреш примет участие в переговорах в Женеве по помощи Афганистану — РТ на русском

В 2006 году, через два года после катастрофического цунами в Юго-Восточной Азии, Карни побывал в Сунами-Нагаре, нищенском лагере беженцев от последствий цунами в индии ском штате Тамилнад. Оказалось, что, например, почти у всех взрослых женщин там были длинные шрамы на животах. Они свои почки продали за несколько сотен долларов. Потому что «для человека, которыи живет меньше чем на доллар в день, 800 долларов — это почти немыслимая сумма».

«За несколько лет так много обитателеи Сунами-Нагара продали свои почки, что местные жители стали с едкой иронией называть свой лагерь «Почковиллем». Посредничество в продаже почек стало деревенским бизнесом: женщины, уже продавшие свою почку, помогали подругам сделать то же самое. Обычно посредники называют высокую цену — до 3000 долларов за операцию, но после нее сумма оказывается далеко не так значительна. Все понимают, что это обман, но женщины все равно считают, что даже часть лучше, чем ничего».

Одна из женщин была вынуждена на это пойти: ее дочь неудачно вышла замуж, и, устав от побоев мужа, предприняла попытку самоубийства. Врачи сказали, что будут спасать ее только за деньги, а денег у матери не было… Подруга свела ее с посредницей. Та выдала задаток в 900 долларов, и еще 2600 пообещала после операции. При этом дала понять, что если женщина передумает, к ней придут и заставят отдать почку силой… Операция прошла удачно, почку пересадили покупательнице — богатой мусульманке, но саму женщину обманули. Ее выписали из больницы с еще кровоточащей раной (потом у нее были серьезные проблемы со здоровьем), а обещанные 2600 долларов никто ей не заплатил.

С другой женщиной, интервью у которой взял Карни, ситуация была почти такой же: ей заплатили аванс в 750 долларов, оставшиеся деньги не дали, за послеоперационное лечение ей пришлось платить из собственных средств — а почка досталась богатому туристу из Шри-Ланки, заплатившему за орган уже 14 000 долларов… Теперь у этой женщины заболел родной сын, его почки отказывают, а она уже не может стать для него донором, не погибнув сама.

Все это ужасно. Но спрос на органы огромен. Потому что в США в 2008 году пересадка почки стоила 259 тысяч долларов, печени — 532 400 долларов, поджелудочной железы — 275 тысяч, а кишечника — 1 миллион 200 тысяч. За границей все это стоило в разы дешевле. И больные люди просто хотят жить — и не разориться. Хотя, как пишет Карни, «пациенты просто обменивают неизлечимое заболевание на хроническое. Новыи орган часто продлевает их жизни всего на несколько лет».

ВОЛОСЫ КАК ОТЛИЧНАЯ ДОБАВКА К ВЫПЕЧКЕ

На фоне этих мрачных историй рассказы про продажу волос выглядят почти рождественскими сказками. Хотя и этот бизнес оказывается грязным — причем в самом прямом смысле слова.

Читать так же:  На Аравийском полуострове с помощью дронов вызвали потоп в пустыне

Снова Индия — один из главных поставщиков волос для париков и шиньонов. Богатые американки (в основном афроамериканского происхождения) очень ценят волосы «реми» — сильные, блестящие. В салонах США ходит слух, что их срезают с голов девственниц. Но на самом деле их срезают в Кальяна-Катта, центре стрижки волос при храме Шри-Тирумала в штате Андхра-Прадеш, Индия. Паломники, приходящие в этот храм, не только делают денежные пожертвования — они даруют своему богу свои волосы. Их срезают с голов верующих буквально на конвейере — а потом вплетают американским поклонницам гламура.

Все это прозрачно и легально. Говорят, продажа волос приносит храму 10–15 миллионов долларов в год, доходы поддерживают программы храма и идут на пропитание нуждающихся.

Карни, сам прошедший через процедуру пожертвования волос, пишет: «Главным образом (500 тонн в год, полученные от мужчин с короткими волосами вроде меня) их приобретают химические компании и делают из них удобрения или L-цистеин — аминокислоту, которая не только придает волосам силу, но и служит отличной добавкой к выпечке и другим пищевым продуктам. Более прибыльные волосы женщин-паломниц, которые служители храма называют «черным золотом», связываются в отдельные пучки и отправляются на верхний этаж центра стрижки, где женщины в дешевых сари, расшитых цветами, разделяют их на мелкие кучки, сортируя по длине. Вооруженный охранник обыскивает всех выходящих. Никто не пронесет мимо него ни однои драгоценной пряди… В человеческих волосах содержатся все выделения организма, в том числе сало и пот, а также частицы пищи, вши и кокосовое масло, которое многие индийцы используют в качестве бальзама-кондиционера. Когда 21 тонна волос оказывается в помещении, покрытом плесенью и грибком, вонь становится омерзительной. (…) Я смотрю, как куски чернои массы начинают прыгать и корчиться сами по себе; внезапно из кучи вылезает огромная крыса длиной сантиметров в тридцать… Трудно представить себе, как части этои дурно пахнущеи кучи в один прекрасный день украсят головы американских поп-звезд».

Впрочем, еще больше волос поступает с пола парикмахерских и мусорных корзин. Если волосы «реми» высшего качества отправляются в США, то остальные в основном экспортируются в Африку. Понятно, что волосы, собранные по мусоркам, представляют собой огромные грязные сальные шары, но специальные рабочие промывают и расчесывают их. Из них можно делать простенькие парики, набивать ими матрасы, или опять-таки готовить из них пищевые добавки. И люди, которые платят за шиньоны или накладные волосы по 400 долларов или принимают таблетки, даже не подозревают, какое у продукта было прошлое.

Но, по крайней мере, тут никто не страдает, и не льется кровь. Разве что когда спешащий цирюльник в центре стрижки волос при храме ранит головы паломников бритвой…



Источник

Оцените статью
Новостной портал Болгара