Алина Шарипжанова: «Татарская песня будущего должна базироваться на хороших текстах»

В новом проекте на телеканале ТНВ почти ежедневно в будние дни будут выходить интервью с выдающимися татарскими учеными и экспертами.

Сорок шестым героем специального проекта стала певица, заслуженная артистка РТ Алина Шарипжанова.

В интервью корреспонденту ТНВ Шарипжанова рассказала о возрождении татарской музыки, трепетных слушателях татарской мелодии в Карнеги холл, а также о мировом уровне мюзикла «Алтын Казан».

«Песня без смысловой нагрузки забудется, как только у нее пройдет ротация»

— Вы начали музицировать с самого детства, а кто слушает вас давно, те знают, что ваш первый концерт состоялся в аэропорту. Но все же когда вы выбирали свой путь вы выбрали не творческую стезю, а юридическую. Как так получилось, что творчество вышло на первый план?

— На одном студенческом мероприятии я встретилась с по жизни ведущим меня педагогом Венерой Ахатовной Ганеевой. Моя любовь к ней это больше чем любовь к педагогу, она сделала огромный вклад в становлении меня как певицы. До этого я была подростком со своими амбициями, что мне ничему не надо учиться, и я покорю весь мир. Но у меня накопилось много «но» в виде дыхания, татарского языка и репертуара, что я поняла, если я сейчас не возьмусь за себя, то жизнь будет прожита зря. В последствии мы с моей преподавательницей сделали решающий для меня шаг, я поступила к ней на кафедру и получила высшее музыкальное образование. В этом году мной была окончена ассистентура и стажировка по классу вокала и я теперь преподаватель высшей школы. Я очень благодарная своему преподавателю за «волшебные пиночки», я желаю всем таких людей на своем пути!

— Когда-то вы были поп-исполнительницей, сейчас вы отошли от этого. Как-то в интервью вы назвали свой жанр как синтез-вокал, как вы сейчас себя позиционируете?

— Я очень люблю совмещать несовместимое. Мне нравится примерять абсолютно разные жанры я могу спеть одну песню в народном плане, затем ее заджазовать и уйти в оперный вокал. Это своего рода спорт. Когда человек развивает себя с разных сторон. У человека любовь к музыке либо есть, либо нет, и когда мы проявляем себя как музыканты, то я считаю нам необходимо развиваться в разных стилях для того чтобы быть интересным публике. Самым сложным жанром я признаю оперное искусство, оно требует колоссального труда, самоотдачи, самодисциплины, человек исполняющий оперные партии должен быть в тонусе.

— Эта работа в первую очередь для себя или для публики? Вы как-то говорили, что ваша публика элитарна…

Читать так же:  В Татарстане пожарный извещатель спас жизнь пожилому мужчине

— Элитарна! Я до сих пор так считаю. Потому человек, который разбирается в музыке, а мной исполняемая музыка сложная, даже народная или эстрадная – не для масс маркет. В принципе меня это радует, мне есть, что сказать этим людям, и есть что у них взять. Сейчас в нашей филармонии планируется ряд классических концертов, а раньше этого не было никогда! Надо сказать, что мы также ездим по другим городам и районам, меня приходят слушать люди, которых я тоже считаю элитарными. Они слушают меня с таким самозабвением!

— Вы сказали масс маркет…

— Про продукт, не про публику… Мою музыку воспринимают не все, но есть цель объяснить, что это на самом деле, не так далеко от нас. Люди сейчас забывают о том, что Ильхам Шакиров, Хамдуна Тимергалиева, Альфия Авзалова, которых с нами, к сожалению, уже нет – они были новаторами. Именно через их музыку люди узнавали о новых аранжировках, фонограммах, понимали, что где-то там далеко люди поют также как и мы. Наши потомки когда-то будут разбирать наше творчество, и возможно, для них уже будет настолько примитивно то, что мы делаем сейчас.

— Даже так?

— Я считаю, что достаточно посмотреть на то, насколько изменилась система образования в России. Какими были мы, когда шли в первый класс, и какими подготовленными в школу идут сейчас наши дети.

— Совсем недавно был фестиваль «Безнең җыр» вы принимали в нем участие. В нем композиторы предлагали свой вариант татарской песни будущего. А какой ее видите вы?

— Я считаю, что большой спех в песне зависит от слова. Песня – это гармония музыки и текста. Что мы хотим сказать? Песня без смысловой нагрузки забудется, как только у нее пройдет ротация. Почему мы до сих пор поем песни, написанные на слова Ахмеда Ерикеева, Гульшат Зайнашевой? Потому что у них настолько проникновенный текст. Я считаю, что татарская песня будущего тоже должна базироваться на хороших текстах. И, конечно, к нему гармонично написанная мелодия.

— И неважно в каком жанре?

— Абсолютно неважно! Сейчас некоторые пишут на татарском музыку в тиле рок. Когда кто-то мог предположить что на татарском языке можно петь такую агрессивную музыку? В свою очередь это несет какой-то положительный момент. Потому что я считаю, что во всем надо искать положительное. Музыка будущего – это условное обозначение, потому что мы творим ее учже сейчас!

Читать так же:  В Казани запустили бесплатный автобус из «Салават купере» на станцию в Юдино

— Также из нового это фестиваль «Үзгәреш җиле» вы в нем участвуете, и вы говорили, что миссия фестиваля это ввести татарскую народную песню в новый формат и раскрыть ее по-новому…

— Есть список песен, который составлялся министерством культуры. Целью фестиваля и моего в нем участия было возрождение этих песен через новые аранжировки. Как хороший хирург, который не навредит, а сделает аккуратный шов. Также и в музыке! На этом фестивале исполняемые мной песни я старалась изменять дозированно, чтобы сохранить мелизматику. Народная песня «Голжамал» — это мое любимейшее произведение и я считаю ее шедевром. Если бы люди видели с каким трепетом это слушали в Карнеги холл (Нью-Йорк, США), там всего 2 четверостишья но это сочетания с татарским моң – это не может не трогать! Это история и причем не только татар, люди ведь всегда жили в соседстве друг с другом, это интеграция одного в другое. Исторический сюжет актуален всегда! Человек знающий и помнящий свою историю – это богатейший человек. В Советское время было популярно слово ликбез и сейчас мы неизбежно к этому движемся, возвращаемся. Сейчас детям через многие приложения, которые я не приемлю, навязывают тот музыкальный материал, который выгодно забивает мозг человека. Дети сейчас не читающие! Я принципиально не выбрасываю книги, которые мне достались от родителей, покупаю и когда мне недавно на передаче «Җырлыйк әле» подарили огромный том о творчестве сибирских татар, где есть нотный сборник и все говорят: «Ну, лучший подарок – это книга», а я действительно так считаю!

«На мюзикл «Алтын Казан» люди реагируют одинаково, может быть кому-то и не понравилось, но это тронуло»

— Если говорить о возрождении татарской музыки, и говоря о мюзикле «Алтын Казан» через такие произведения мы действительно выходим на мировой уровень?

— Я считаю, что мы сделали победный шаг в этом направлении. Это смотрибельно, очень красивая музыка, которая понятна всем. Люди реагируют одинаково, может быть кому-то и не понравилось, но это тронуло и вес говорят: «Мы хотим посмотреть еще!». Я и сама хочу посмотреть еще! Почему я люблю исполнять либретто, на слова Рината Хариса? Потому что он занимается раскопкой старинных, татарских слов. И когда ты слышишь, что слово режет ухо и это не бытовой татарский, а настоящий, то у тебя начинает мозг работать по-другому. Это подстегивает тебя, к глубокому изучению своего родного языка.

Читать так же:  В Татарстане будут судить подростка за изнасилование 20-летней девушки

— Может быть и остальных подстегивает?

— Я думаю, что да! Причем очень много русских людей хотят узнать о чем это. Я считаю, это дорого стоит! И этот мюзикл – это вклад в культуру. Здесь не идет речи о деньгах. Человек приходящий в культуру в первую очередь должен думать не о деньгах, а о самоотдаче.

— Вы говорили об интересующихся мюзиклом русскоязычных людях, вы и сами из русскоязычного региона…

— Татар везде живет очень много, причем у них очень сильные диаспоры. Я горжусь тем, что я саратовская татарка, причем я татарка на 50%, моя мама русская Любовь Анатольевна. Она всегда говорит, что всю жизнь прожила в татарском иге, в шутку. Но моя мама прекрасно готовит татарские блюда, отвечает на татарском и все это происходит на автомате.

— А ведь говорят, что в смешанном браке теряется язык, тем более мама русская, традиции народа теряются. Это не так?

— Я своим примером хочу показать, что это не так! Все зависит от нас и все в наших руках. Мне близка культура татарского народа, мне нравится воспитание татарской семьи, любовь к всевышнему прививаемая в семьях татар, чистоплотность, разнообразие орнаментов. Я считаю, что все не просто так. Если взглянуть исторически, то у татар было все продумано, что этому нужно учиться и не забывать это. Даже ношение украшений!

— А кто вас научил?

— Бабушка! И я ей очень благодарна. Ее сестры до сих пор живы, ее сестренке 92 года, она продолжает жить в татарской деревне.

— Вы очень часто в своих интервью говорите о том, что вы патриот! Что это значит для вас?

— У меня было очень много предложений из других регионов, в частности из Москвы. Но я живу в Татарстане уже более 20 лет и очень люблю Казань, наш народ. Я езжу с концертами, а люди иногда сидят и плачут под мои песни, и они ведь плачут не от жалости к тебе, а от тоски по родине. И я привожу им эту родину. Поэтому патриотизм заключается в том, что ты не продаешь ценности, а идешь своим путем и в благодарность родине поешь эти песни.

TNV.RU

Источник

Оцените статью
Новостной портал Болгара
Добавить комментарий