«Давайте все обратим внимание на то, чем занимаются наши дети»

Татарстан

[ad_1]

Председатель Республиканского совета родителей Наталья Фролова высказалась о работе с Минобразования РТ, питании в школах, нехватке психологов, важности общения в семье, стрельбе в казанской гимназии, антиковидных правилах, агрессивных школьниках и беззащитных учителях.

— Расскажите несколько слов о вашей организации.

— Наша организация называется «Республиканский совет родителей» при Министерстве образования и науки Татарстана. Приказ о нее создании был подписан 12 февраля 2020 года. В совете присутствуют 42 представителя в районах республики. В трех района пока нет представителей.

Каждый представитель района работает с местными родительскими комитетами и представляет интересы родителей своего района. Вся информация поступает мне как председателю совета, и, если есть какие-либо вопросы, мы решаем их через Министерство образования республики.

— Ваша работа – это волонтерство, общественная нагрузка, или же вы получаете заработную плату?

— Ни я, ни мои коллеги за эту работу заработную плату не получаем. Это общественная работа.

— Как часто возникали ситуации, когда вы не соглашались с решениями Министерства образования, либо обращали их внимание на какие-то негативные факты?

— Мы были созданы для того, чтобы контролировать качество питания в учебных заведениях. Когда нужно было разработать алгоритм действий, мы начинали с малого. Нам дали всего лишь методические рекомендации. Будучи председателем совета, мне пришлось организовать эту работу с нуля.

Пошли возражения, жалобы, провокации родителей. Информацию публиковали в соцсетях, и все это доводилось до меня и до Министерства образования. Руководство министерства отнеслось лояльно, они поддержали нас. Мы вносили и свои предложения, советовались, просили помощи. Это была совместная и слаженная работа, где присутствовали чиновники, общественные организации, родители, директора школ.

На сегодняшний день могу сказать, что прошлый учебный год был плодотворным – мы смогли в республике организовать родительское участие в контроле питания детей. Я не люблю слово «контроль» и стараюсь его не использовать. Все-таки мы — не надзорный орган, а организация, в которой родители работают на благо детей и их воспитания, а также для улучшения атмосферы пребывания детей в школе.

— Вы ходили в школы и пробовали обеды. Расскажите, как это происходило? Ведь у всех вкусы разные, на всех не угодишь.

— В каждой семье – свои вкусовые предпочтения. Нужно было прийти к компромиссу, снизить число жалоб и возражений вокруг питания в школе, а также донести до родителей и детей тот факт, что готовят в школьных столовых по стандартам.

Родители приходят в столовую, где четко распределены места, в которых им можно или нельзя присутствовать. Они проверяют контрольное блюдо, обращают внимание на пищу, которые едят дети, слушают, о чем, они говорят за столами, проверяют дресс-код повара. У нас есть определенные регламенты и алгоритмы действий, с разработкой которых помогло

— Любой родитель может проконтролировать, что ест его ребенок в школьной столовой? Как регулируете поток желающих проверить питание?

— В начале учебного года и учебной четверти разрабатывается график посещений родителями столовых, который согласовывается с администрацией школы.

— Проблема с питанием в республике решена?

— Не на 100%, но в основном решена.

«Давайте все обратим внимание на то, чем занимаются наши дети»

— Конец прошлого учебного года был омрачен трагедией в школе №175. Выступил ли родительский совет с какими-либо инициативами? Привлекали ли вас как экспертов по разработке мер безопасности?

— Я постаралась поговорить на эту тему со своим коллективом, и мы остались в стороне. Потому что мы не поддавались панике, эмоциям и провокациям, не придерживались никаких мемов и хайпов, а старались сгладить этот накал. Мы были напуганы, расстроены и сильно переживали.

Родители задавали нам различные вопросы. Мы старались всех выслушать и успокоить. Мы не выступали с инициативами, потому что чиновники и без нас выступят с необходимыми мерами.

После трагедии в гимназии №175 были собраны дискуссионные площадки и заседания. Мы слушали, что говорят чиновники, директора школ и дети.

— Собрав предложения, вы порекомендовали что-то Министерству образования Татарстана? Сейчас в школах устанавливаются тревожные кнопки, ремонтируются ограждения и усиливается охрана. Какие еще меры необходимо предпринять?

— Это здорово, что подобные меры были предприняты. Хотелось бы еще, чтобы чиновники обратили внимание на то, что в школах катастрофически не хватает психологов. Их нет и в сельских школах, потому что заработная плата очень низкая. Я бы порекомендовала, чтобы педагоги тоже стали компетентны в психологических вопросах и могли обнаружить проблему на ранних этапах. Тогда можно было бы оперативно обратиться к родителям и посоветовать им, что делать с ребенком.

— Президент республики на августовском совещании отметил, что в трагедии в гимназии №175 виноваты прежде всего родители, которые вовремя не заметили отклонения в поведении сына. Как воспринял ли эту информацию родительский совет и сами родители?

— Упреков в нашу сторону предостаточно. Наверно, я буду всегда соглашаться с тем, что все начинается с семьи. Все эти тревожные маркеры, которые показывает ребенок, созревают дома, в семье. Родители должны участвовать в воспитании своих детей с малого возраста, и всю эту ответственность несут они.

Что касается ситуации в школе №175, то было много разной информации, но у меня сразу возник вопрос о том, есть ли у этого ребенка родители. Считаю, что здесь имеет место недовоспитание в семье. Нужно было вовремя обратить внимание на то, что происходит с ребенком, чем он занимается, и откуда у него такая агрессия.

«Давайте все обратим внимание на то, чем занимаются наши дети»

Это хороший пинок для всех родителей. Давайте все обратим внимание на то, чем занимаются наши дети. Важно, сколько времени они проводят в интернете, почему они постоянно «залипают» в телефоне, как разговаривают со своими родителями. Агрессивный ребенок заметен невооруженным взглядом. В этой ситуации однозначно виновата семья. Мы можем установить заборы, экстренные кнопки, уберем бабушек-вахтеров, поставим охрану, но то, что происходит в семье, останется.

— А как тогда помочь семье? Как помочь разглядеть тревожные признаки на ранней стадии?

— На ранней стадии они заметны. Например, ребенок поздно ложится спать, плохо спит, все время он проводит в телефоне, куда-то он уходит, не предупредив взрослых, на все вопросы отвечает дерзко и агрессивно. Если обращать внимание на своих детей, общаться с ними, то эти признаки видны.

— Что, на ваш взгляд, провоцирует детей на жестокость? Интернет и компьютерные игры? Нужно ли детей отучать от компьютеров?

— Я считаю, что в семье должен быть и компьютер, и интернет, потому что это средства коммуникации, инструменты для развития, обучения и совершенствования. Но родители должны отслеживать, какие сайты посещают дети и сколько времени они там проводят. Конечно, родители много времени тратят на работу, но за детьми тоже нужно следить.

— Доводили ли вы информацию о необходимости увеличения числа психологов в школах до руководства Минобразования Татарстана?

— Официально не доводили. Мы находимся в единой группе с нашими чиновниками. Однако назревший вопрос или острую тему мы доводим до министерства только после консультации с коллегами. Затем эти вопросы мы в конструктивном диалоге решаем.

— Вам отвечают? Прислушиваются?

— Обязательно.

— На что сейчас сдают деньги родители? Делают ли они до сих пор ремонт в классах? Добровольно ли это или принудительно?

— Я уже долго работаю по линии родительских комитетов и хочу сказать, что эта тема сошла на нет либо ушла на второй план. Есть одна родительница из Казани, у которой трое детей-школьников. Она ни разу не сдавала деньги на укладку линолеума в классе или покраску полов.

Вообще это добровольный взнос. Кто хочет, вносит. А тем, кто не сдал, лишний раз не напоминают. Я не помню, чтобы в последнее время были какие-то возражения, вопросы, конфликты на эту тему.

Недавно я искала группы и сообщества в соцсетях, посвященные поборам в школах, но там затрагиваются совершенно другие темы. Поэтому я считаю, что в родители сейчас уже обсуждают другие вопросы.

— В свое время прокуратура отработала тему поборов в школах. Видимо, образовательные учреждения наладили эту проблему.

— Если родители столкнулись с подобной ситуацией в школе, то могут обратиться к нам, мы ее отработаем.

«Давайте все обратим внимание на то, чем занимаются наши дети»

— Как родительский совет получает информацию? Есть у вас своя группа в соцсетях или сообщество?

— Мы работаем пирамидальным способом. Есть председатель родительского совета республики, есть мои коллеги-подчиненные — 42 представителя в районах. У нас есть группа в WhatsApp, есть два профиля в социальных сетях, где пишут нам личные сообщения и комментарии, на которые мы оперативно реагируем. Кроме этого, у наших коллег есть свои группы, где они взаимодействуют с родителями.

Путем сбора информации и мониторинга соцсетей представители родительского совета собирают волнующие темы, жалобы, недовольства, конфликтные ситуации и передают мне. Я проверяю информацию на достоверность и выхожу на диалог с родителями. Мы научились грамотно и профессионально работать с их жалобами и эмоциями.

Поскольку все родители с разным профессиональным опытом, взглядами, ментальностью, первоочередной задачей для родительского совета республики было выработать единый стиль работы. Мы научились работать с родителями и стали компетентны по различным вопросам. И поэтому сейчас до меня уже доходят мало жалоб и проблем.

— В социальных сетях есть группы, где родители крайне негативно и деструктивно настроены. Как вы работаете с такими сообществами?

— В нашей практике были подобные группы и такие родители. Нашу политику взаимодействия «семья и школа» и конструктивного диалога, мира, добра и понимания они не выдерживали и уходили, а потом вновь возвращались. Такие родители говорили, что они занимаются агрессивной политикой, которая обречена на провал. Но зачем этим заниматься, когда правда на самом деле выглядит по-другому?

— Ваша задача – найти эту правду. К счастью, спокойных родителей – большинство, и с ними можно всегда договориться.

— Со всеми можно договориться, и все объяснить. К каждому человеку можно найти подход.

«Давайте все обратим внимание на то, чем занимаются наши дети»

— Как сейчас работают учителя в школах, если они не могут жестко ответить на откровенное хамство своих учеников? Дети сейчас снимают все на видео и выкладывают в интернет, выворачивают конфликтные ситуации на изнанку, и провоцируют учителей. Даже заводятся и уголовные дела. Сейчас профессия учителя – самая незащищенная.

— Я с вами согласна в том, что учитель сейчас не защищен. Родители наделены огромными правами и начинают злоупотреблять ими, создавая нездоровую обстановку. Не все родители правильно понимают понятие вовлеченности в образовательный процесс.

Наши представители уже научились взаимодействовать со школами так, чтобы всем было комфортно. Но все родители разные, у всех своя позиция, и иногда они пытаются дестабилизировать нашу работу. Путем конструктивного диалога и предоставления фактов мы стараемся наладить работу со всеми.

Я на стороне учителей и адекватных родителей. Родительские комитеты созданы для того, чтобы стать помощниками учителю в организации различных мероприятий, в вопросах воспитания и взаимодействия с классом.

— Новый учебный год начинается в условиях пандемии. Сохранился ряд антиковидных ограничений. Все вызывает некоторую нервозность и недовольство у родителей. Насколько эти меры необходимы? Как вы работаете с подобными жалобами?

— Сразу вспоминается 2020 год, когда мы все ушли на самоизоляцию. Вот тогда и начались жалобы. Не во всех семьях есть компьютеры и необходимые для дистанционного обучения гаджеты. А есть такие семьи, в которых воспитываются по четыре-пять детей, а компьютер только один. Вместе с Министерством образования мы снизили этот накал страстей.

Сейчас, дети вернулись за школьные парты. Да, теперь мы не пойдем на какие-то мероприятия, как это было раньше. С этой ситуацией нужно смириться. Давайте все-таки подумаем, для чего вводятся все эти меры.

— Чтобы уберечь наших детей, потому что и они болеют коронавирусом.

— Конечно. Мы про этот вирус еще мало, что знаем, но знаем, что это очень опасно.

— Как с вашей организацией связаться? Как вас найти? Куда обратиться родителям, если они столкнулись с серьезной проблемой, которая касается не только их семьи, но и всего общества, чтобы об этом узнали чиновники?

— Если у родителей возникли вопросы, то в каждом районе Татарстана есть представитель Совета родителей. Можно связаться с ним либо через меня, либо через Управление образования. Возникшую проблему доведут до меня, а я – до Министерства образования.

Кроме этого, нас можно найти в социальной сети Instagram, куда можно нам написать. Наш профиль – «Республиканский совет родителей» или rodsovet. Если появятся желающие вступить в нашу организацию, нужно написать о себе характеристику и отправить мне.

В Совете родителей помимо контроля качества питания, существует направление по воспитательной работе. Работы очень много.

Подписывайтесь на наши Telegram-канал и YouTube-канал и следите за актуальными новостями.

Фото: pixabay.com

Реклама

[ad_2]

Источник

Читать так же:  Обещанная в Татарстане непогода обрушилась на Нижнекамск
Оцените статью
Новостной портал Болгара