Римма Бикмухаметова: «Вместо того, чтобы выпускать татарские справочники и толстенные книги, лучше снять обалденное кино» — видео

В новом проекте на телеканале ТНВ почти ежедневно в будние дни будут выходить интервью с выдающимися татарскими учеными и экспертами.

Тридцать седьмым героем специального проекта стала журналист Римма Бикмухаметова. Она стояла у истоков создания акции «Мин татарча сөйләшәм», которая проходит ежегодно в Казани на улице Баумана.

В интервью корреспонденту ТНВ Бикмухаметова рассказала о поднятии «татарскости» в Казани, создании татарского кинематографа, а также о национальных лидерах.

«Особенность деревни Стерлибашево в том, что у нас проживают и чуваши, и башкиры, и русские и все говорят на татарском языке»

— Вы родились в Башкортостане, в деревне Стерлибашево, расскажите о татарах живущих там, какова их связь с центром татарского мира?

— Это 100%-я татарская деревня, большое село. Когда говорят Стерлибаш – у людей сразу возникает ассоциация с медресе. И мне это приятно! Потому что это визитная карточка нашего села. В этом медресе учились такие выдающиеся личности как Мифтахетдин Акмулла, говорят что даже Салават Юлаев. Риза Фахретдин писал о том, что Стерлибашское медресе уже догоняет Бухарское медресе. Мы всегда росли с чувством, что у нас не простая деревня, что у нас большая ответственность. Может быть, когда мы росли, мы этого не ощущали, но по приезду в Казань на вопрос «Откуда ты?» и я говорила, вспоминали про медресе и Заки Зайнуллина. В 90-е годы он был очень яркой личностью, когда завоевал суверенитет Татарстана. В нашей деревне мы разговариваем на литературном татарском языке. Особенность района в том, что у нас проживают и чуваши, и башкиры, и русские и все говорят на татарском языке. У меня был одноклассник чувашин, были и русские мы с ними общались на татарском. Сейчас, конечно, ситуация меняется. Я вижу что на улицах родители с детьми и внуками говорят на русском языке. А когда мы росли – такого не было.

— Чье влияние?

— Это влияние интернета, телевидения, у нас русскоязычный фон. Это неизбежная языковая ситуация в Башкирии и Татарстане. Но, в деревне где я росла и до сих пор приезжаю, где живут мои родственники и друзья мы считаем себя татарами. Никогда не было такого что «А вдруг мы башкиры?». Я помню в 2002 году, в октябре была очень нервозная перепись, мы потеряли папу, уже похоронили его и в этом время зашел переписчик, а у нее в руках был карандаш, моя мама очень строго сказала: «Напишите ручкой! У нас итак на одного татарина стало меньше». Т.е. для нас было очень важно зафиксировать, что в нашем доме все татары.

Читать так же:  Президент Туркмении поддержал открытие Торгового дома Туркменистана в Казани

— Вы окончили Башкирский государственный университет, но вы приехали в Казань. Почему?

— Я училась в Уфе, в татарской группе на башкирской филологии, журналистике, работала в татарской газете, была уже известной и мне показалось, что там мне уже тесно. Позже я поняла, что каждый месяц езжу в Казань и друзья сказали: «Бери чемодан и переезжай!». В Казани у меня были какие-то новые ощущения, больше интересов. Но, когда мы приезжали в Казань то ощущали, что в ней мало «татарскости», что нужно двигать татарскую тему. В 90-е годы был всплеск, а в 2000-х пошло угасание, не было интересных проектов. Мы поднимали разные вопросы «Почему татарский государственный язык не используется? Почему нет татарских дизайнеров? Как сделать так, чтобы татарские ичиги были модными? Почему не читают татарскую литературу? Что татарская эстрада это не то, что мы ожидаем… ». И на одной из дискуссий прозвучала идея о том, что нужно сделать День татарского языка, сделать так, чтоб татарский язык звучал в центре города. И мы решили, что это должна быть акция «Мин татарча сөйләшәм» на Баумана, это должно быть новое веяние, другая музыка для думающих людей.

— А что изменилось спустя 16 лет? Вы видите изменения?

— Я вижу изменения! Появилось много татарских сообществ дизайнеров, фотографов, архитекторов, педагогов, музыкантом. Они уже самодостаточные, зарабатывают деньги собирают залы. Мы еще не достигли того, что татарский государственный язык присутствует везде. С нами обычно здороваются «Исэнмесез» (пер. с тат — здравствуйте), а потом переходят на русский язык. Я имею в виду публичные вступления, заседание парламента, разных министерств. К сожалению, этот мониторинг, который делает сейчас Форум татарской молодежи о том, какие организации сейчас используют русский и татарский язык в равной степени. Я не понимаю, почему до сих пор вопрос вывесок на татарском и русском языках остается открытым. Достаточно в муниципалитете иметь 2-3-х специалистов, знающих русский, татарский и английский языки. У нас есть специалисты. К сожалению, этого автоматизма мы добиться не можем. Мы предлагаем механизм, но, к сожалению, чиновники до сих пор думают, что это не первостепенная задача. Например, ребенок изучает в школе татарский язык и ездит в общественном транспорте, ходит в кинотеатр слышит татарскую речь, видит вывески на татарском языке – он запоминает это. Когда мы приезжаем в Испанию, то мы слышим испанскую речь и мы видим вывески на этом языке. Языковой фон должен присутствовать!

Читать так же:  Власти Татарстана выставили на торги 7 иномарок за 4,6 млн рублей

«Молодежь не смотрит телевизор, все сидят в интернете. Минимум что мы можем сделать – это перевести на татарский язык все интерфейсы, социальные сети и игры»

— Как воздействовать на подрастающее поколение?

— Нужно признать то, что молодежь не смотрит телевизор, все сидят в интернете. Минимум что мы можем сделать – это перевести на татарский язык все интерфейсы, социальные сети и игры. Мощнейший инструмент по продвижению языка – это кино, мультфильмы. Дети очень ждали продолжения мультфильма «Холодное сердце» и в день премьеры на языке оригинала (английском) была премьера и на языке суоми (это один из исчезающих языков в мире). Они в знак благодарности того, что использовали их сказки, перевели мультфильм на язык суоми. Это мощная реклама для их языка! А если б было так, что и на татарский язык перевели, мне кажется, все бы побежали смотреть. Фильм «Мулан» вышел, я посмотрела его и он красиво звучит и на казахском, и на узбекском, и на эстонском. Я понимаю, что это дорого, но для одного раза и популяризации татарского языка Республика Татарстан из своей казны может выделить сумму для перевода какого-нибудь суперпопулярного фильма.

— Сейчас даже Голливуд относится ответственно именно к этническому материалу. У нас ведь тоже наверняка есть свои истории, которые мы можем рассказать всему миру…

— Да, у нас очень большой фольклор, очень много исторических личностей и событий. Там же работает целая армия сценаристов и пиарщиков.

— А где же наши сценаристы и пиарщики?

— Я не говорю о том, что мы не должны вкладываться в наших режиссеров и сценаристов, это должно идти параллельно. Я знаю, как работают и молодые режиссеры и уже опытные и они должны развиваться. Вместо того, чтобы выпускать татарские справочники и толстенные книги, лучше снять обалденное кино, которое будет визитной карточкой Татарстана. Я считаю, что оно должно быть на татарском языке. Мы смотрели все фильмы о Бибинур и в них переплетается и русский и татарский языки. Это было все гармонично…

— Кстати, снял русский режиссер…

Читать так же:  Казанцы жалуются на подачу отопления в теплую погоду

— Да… Спасибо ему за прекрасный подарок! Как финские татары изучают английский язык? Они смотрят фильмы в оригинале, а в титрах финский и шведский язык. Также и у нас не будет сложно сделать титры на русском языке. Я не считаю, что татарское кино должно быть только на татарском. Нужно снимать разное кино.

— Количество рождает качество?

— Да! Но все же некоторые проекты нужно доверять профессионалам. Было бы хорошей идеей снять фильм про иммигрантов по произведению Махмута Галяу. Также интересна тема и Первой мировой войны, голода в Поволжье, тема меценатов, деятелей. Эти страшные события коснулись всех людей, в том числе и в Башкирии, и в Татарстане. Хочу сказать, что нет проблемы с поиском тем.

— А как насчет тревожного момента в системе образования?

— Да, мы еще ощутим на себе события 2017 года. Думаю, нужно подходить к этому вопросу систематично. Нельзя взваливать изучение татарского языка только на плечи преподавателя, это должно быть комплексно. Если родители дома разговаривают с ребенком на татарском языке, то учитель в школе продолжает и расширяет эту татарскую среду. Конечно, и этим не обойтись. Необходима татарская среда и на улице, в интернете. О чем я уже упоминала раннее. У нас есть театр Камала, Кариева, Тинчурина, но больше я не вижу места, где могла бы потусоваться татарская молодежь. Было бы интересно, чтобы в Казани был Центр татарского языка, где собирались бы и музыканты, и художники, и дизайнеры, и историки, и IT-шники.

— Вы же сказали, что для этого нужны лидеры.

— Я считаю, что у нас много лидеров. Посмотрите, что сейчас происходит в Татарстане, в Башкирии – все чем-то занимаются, что-то производят. Кто-то шьет ичиги, а кто-то татарские открытки. Появился большой пласт именно идейных людей. Но, к сожалению, нет тех людей, которые бы их организовали и дали тех задание. Если нужны нам мультфильмы «Ребята, давайте сделаем!». У нас очень много татарских блогеров.

— А вы за чистоту татарского языка? Какой язык должен звучать?

— Пусть хоть какой! Нужен минимум – чтоб человек хотя бы начал говорить, а как он говорит это второе дело, нужно помогать. Я за то, чтобы увеличить потребность к языку и это может сделать каждый. Сядьте в такси и поздоровайтесь первым на татарском «Исэнмесез», а не здравствуйте!

tnv.ru

Источник

Оцените статью
Новостной портал Болгара
Добавить комментарий